Публікаціявсі друкуватиДрукувати

Лидер партии «Единый Центр» Игорь Криль: «Боюсь бояться»
2008-07-18 14:23:00

Лидер партии «Единый Центр» Игорь Криль: «Боюсь бояться»

Интервью лидера Единого Центра Игоря Криля Еженедельнику "2000".

— Начнем с главного: есть мнение, что партия «Единый Центр» — откровенно пропрезидентская. Но Ющенко не присутствовал на недавнем партийном съезде и даже поздравления не прислал.
Отсутствие президента — политическая игра, или таким образом Виктор Андреевич выразил свое неодобрение чем-либо в деятельности «Единого Центра»?

 
— Мы не приглашали никого из высокопоставленных чиновников. Это правда. У нас не планировалось присутствия президента, премьер-министра, председателя Верховной Рады. Это был наш рабочий съезд, на который собрались делегаты, члены партии, чтобы решать очень важные для нас задачи. Мы не собираемся ездить ни на чьем авторитете. Мы будем его зарабатывать, вкалывая над выполнением наших задач, утвержденных съездом.
 
— Каков главный итог съезда? Демонстрация того, что партия создана и начинает активную деятельность?
— Нет. Сегодня мы четко объяснили обществу, почему мы есть. Первый важный обнародованный документ — это политическая платформа «Единого Центра»: ответы на самые злободневные вопросы в обществе и пути решения проблем, какими их видим мы. Это очень важный документ для членов нашей партии и руководителей организаций. Они сегодня знают, с чем им идти к людям и что им говорить.
 
— «Единый Центр» — что подразумевается под словом «центр»?
— Это центр, который в конкретное время соберет в конкретном месте на территории Украины конкретных людей для решения конкретных проблем. А таковых очень много. На местном уровне эти проблемы процентов на 30 все-таки решаются, но остальные проходят мимо тех, кто обязан их решать.
А мы будем и инициировать решение, и помогать. Может, кого-то иногда и заставлять придется.
 
— Чем же вы отличаетесь, скажем, от Партии регионов, от БЮТ или от Народной партии? Есть ли какое-то принципиальное отличие? Почему возникла необходимость создания новой партии?
— Это весьма всеобъемлющий вопрос, и ответ не может быть однозначным. Это — во-первых. Во-вторых, наш устав, наша программа и т. д. заметно отличаются от подобных документов других партий.
В уставе «Единого Центра» есть несколько положений, которых нет ни у одной другой партии.
К примеру — это кандидатский стаж при приеме в партию. Нас обвиняют в том, что мы загоняем людей в партию, записываем. Это все неправда. В уставе у нас предусмотрен трехмесячный кандидатский стаж. Поэтому у нас будет время посмотреть на человека, а ему — присмотреться к организации. Через три месяца определиться — принимать его или нет. И он решит — вступать ему, или у нас с ним разные взгляды.
Второе — это выборы в местные советы, формирование списков кандидатов в депутаты методом тайного рейтингового голосования на конференциях. Это уже не совет партии, не президиум региональной организации, а конференция, где соберутся 300—400 человек и будут голосовать, расставлять депутатов. Это даст возможность нам не просить, не вымаливать императивный мандат, а отвечать за своих депутатов.
Касаемо политических вопросов обращаю ваше внимание, например, на наше отношение к НАТО. Мы говорим, что спекуляции на эту тему надо прекращать. Украину в НАТО никто не просит. Когда будут приглашать — тогда и надо спрашивать у народа. Мы говорим: наша цель — не НАТО, а обороноспособность страны, ее надо укреплять.
А укреплять можно разными методами: сотрудничая с различными системами коллективной безопасности, с разными странами. И когда встанет вопрос, и нас будут приглашать в НАТО, тогда и надо спросить у людей.
Вот тем мы и отличаемся от Партии регионов, от БЮТ. БЮТ вообще ничего не говорит, съезжая с неэлекторальной темы, а Партия регионов говорит: «НАТО нельзя», идя за электоральной поддержкой. Мы говорим: «Надо сотрудничать со всеми». Это сделает нас сильнее. А когда придет время, народ уже скажет, идем в НАТО или нет. Но народ должен знать, о чем его спрашивают. Тогда он будет знать, как отвечать.
 
— Спасибо. Как вы думаете, что не устраивало нынешних членов «Единого Центра» в тех партиях, из которых они пришли к вам — из «Регионов» или БЮТ?
— Вопрос интересный, конечно. Но надо бы у них самих спросить, они бы сказали точно. Кстати, у «Единый Центр» вступили бывшие члены почти 50 партий. Ну наверняка их что-то не устраивало, может, они не видели точки опоры или перспективы в этих партиях. А мы такой точкой опоры являемся. Это говорит о том, что инициированный нами процесс востребован обществом.
 
— У вас есть политтехнологи, которые вам помогают? Собственно, как разрабатываются, готовятся все партийные документы, заявления и пр.?
— Удивлю вас, очевидно, если скажу, что мы работаем собственной командой. Все, что здесь разрабатывается, все, что отсюда выходит, оно исходит от людей, которые работают в партии. Основная отличительная черта этих документов — что их составляют политики, а не политтехнологи. Мы еще раньше приняли решение работать самостоятельно. Ведь любой политический документ (программа, платформа), если он написан политтехнологом, он может быть очень красивым, технологически правильным, но он не ответит на вопросы, которые волнуют общество. Именно поэтому документы у нас в основном разрабатывают политики — люди, которые понимают, где есть проблемы и как их решать.
А политтехнологи... Часто они просто отрабатывают деньги.
 
— Часто не отрабатывают — обманывают. Они ведь в основном грамотные. Но, пользуясь некоторой политтехнологической неподготовленностью, некомпетентностью «заказчика», такую ерунду предлагают!
Однако вернемся к вашей программе: многие ее моменты не совпадают с тем, что постоянно говорит президент. Скажем, необходимость интегрирования в НАТО или Хартия о европейских языках. Это что — принципиальные разногласия с президентом? Поиск своего пути?
— Я уверен, что мы не можем даже говорить о разногласиях. Но мы должны четко понимать: вопросы, разделяющие общество, с позиции разделения никогда мы не решим. Если мы хотим решить эти проблемы, то должны предложить обществу модель их решения с точки зрения объединения. Только тогда мы можем чего-то добиться. Конечная цель может быть одинаковая, а пути решения — разные.
Этим мы отличаемся от других политических партий. Это наша позиция. И она не является расплывчатой, как иногда трактуют эксперты и наши оппоненты. Нам чужд принцип — разделяй и властвуй. Мы будем объединять.
Поэтому никаких разных трактовок у нас с Ющенко нет. Мы понимаем, в отличие от других политических сил, что и в Харькове, и во Львове пути решения и трактовка сложных вопросов, которые разъединяют общество, должны быть одинаковыми. Мы не будем в Харькове говорить одно, а во Львове — другое. Мы не собираемся заигрывать и обманывать людей, потому что подходим к решению спорных вопросов с позиции единения.
 
— А расхождения по какому-нибудь мелкому, узкому вопросу у вас с президентом есть?
— Нет. Я не вижу. В принципе. Потому что Ющенко — это человек, который искренне хочет развития нормального общества в Украине. И у него нет личных целей. Я не вижу их. Поэтому у нас не может быть расхождений.
 
— А с премьером?
— С премьером другое дело. Потому что ей на страну наплевать. Интересы общества ее интересуют меньше всего. Главное — добиться личной цели. Сесть в кресло президента. А для этого все средства хороши.
 
— А у президента личные планы — например, остаться на второй срок...
— Ну, это не его личные планы! Я, как и полтора десятка миллионов граждан Украины, голосовал за Ющенко. Если он откажется от борьбы за второй президентский срок, то эти миллионы его не поймут. Он просто обязан это делать.
 
— Как вы относитесь к такой постоянно муссируемой теме, как голодомор? Вы тоже считаете голодомор геноцидом? Этническим геноцидом украинского народа? В вашем докладе говорилось о том, что не надо ворошить историю, не надо ее педалировать.
— Я считаю, что это геноцид чистой воды.
 
— Именно украинского народа?
— Я не говорю, что умирали только украинцы. Умирали люди, которые жили на этой территории. Но большинство из них были украинцы. И я не могу сказать, что в этом геноциде надо обвинять другие нации или страны. Виновной в этом была система, которая не имеет национальности. Это правда. Люди умирали — на богатой земле, а они еды не имели. Работала ужасная система уничтожения. И отрицать, что это был геноцид, — это такое же зло, каким являлась система, уничтожающая невинных людей.
Неправильно будет говорить также о том, что Россия виновата в том, что украинцы умирали. Это неправильно. Но то, что умирали, это правда. И это геноцид.
Насчет истории. Мы против того, чтобы трактовка истории разделяла людей. Признание геноцида не разделяет. С этим согласны большинство граждан Украины.
 
— Почему же Россия столь болезненно относится к этой теме? Ведь действительно, украинское руководство не говорит, что виновата Россия, что это она устроила геноцид. Но последние выступления президента Медведева резкие — он считает некорректной саму постановку вопроса.
— Мне тяжело сказать — почему. Но я бы на их месте этого не делал. Нет такой проблемы. Никто никого не обвиняет.
 
— С вами интересно беседовать.
— Спасибо. Могу ответить вам взаимностью. Но я всего лишь говорю то, что думаю. Стараюсь делать это искренне.
 
— Позвольте, Игорь Иванович, очень откровенный вопрос. Многие связывают «Единый Центр» с Балогой. А Виктор Иванович в число партийных руководителей не вошел, на съезде не выступал. Это в связи с чем? Предположим, партия не доверила ему быть лидером. Но выступить на съезде! Говорили, что у него зубы разболелись.
— Ну, это правда. Только не разболелись. Просто проходит курс лечения. Это правда.
 
— Могу порекомендовать, может, лучшего из лучших врачей. Живет в Украине. Сергей Радлинский. Слышали о таком? К нему лечиться в Полтаву приезжают звезды и президенты.
— А может, он с ним и работает...
 
— Игорь Иванович, все-таки вернемся к большой политике. Голосование за бюджет...
— Если бы бюджет был бюджетом, а не планом пиар-акций кандидата в президенты, то он был бы принят.
Тимошенко решила использовать государственную казну в личных меркантильних целях. Мы ей не позволили этого сделать. И не позволим. Потому что мы знаем, чем это закончится для страны.
Мы уже один раз голосовали в декабре за такой бюджет. Что получилось? Инфляция, какую давно не видела Украина.
 
— Она заявила, что вы провалили голосование по бюджету.
— Против бюджета проголосовали 12 человек. Если бы даже группа «Единого Центра» (а это 6 человек) проголосовала «за», то все равно не хватило бы голосов. Кстати, и один бютовец не голосовал. Если честно. Остальные члены блока НУНС голосовали «за» только потому, что знали, что мы не проголосуем. Мы же не играем. Это наша позиция.
 
— Чем мешает им предложенный Ющенко бюджет?
— Есть государственные деятели, а есть политики. Государственные деятели думают о стране, а политики о выборах. Ющенко — государственный деятель, а Тимошенко политик. У Ющенко бюджет для страны, а у Тимошенко для собственного пиара.
 
— У вас лежит газета «Винницкие ведомости» с вашим интервью под таким странным, пасторским, заголовком: «Добро множит добро». Здесь сказано, что вы приветствуете желание ваших коллег из НДП принять участие... и т. д. Зачем вам эти политические аутсайдеры, которые давно и с треском провалились и забыты в социуме?
— Не об аутсайдерах речь. Не о политических партиях, а о людях, которые есть в этих партиях. Там есть нормальные, сильные люди, много сделавшие для государства хорошего, на разных уровнях — район, город, село, область. Вот о них идет речь. У них сегодня нет точки опоры. И они сейчас еще не совсем реализовали свой потенциал.
 
— Задам вам, может, неприятный вопрос...
— Вопросов неприятных нет. Есть неприятные ответы.
 
—...Съезд «Единого Центра» транслировался по Первому каналу, по «5-му каналу» и еще по нескольким. Съезд был блестяще организован и, на мой взгляд, очень интересен, и тем не менее... Вот я увидел спецвыпуск «Винницких ведомостей»... Оказалось, что у вас есть такие же рычаги, такой же доступ к электронным СМИ, к телевидению, какой был лет семь назад у социал-демократов. Но канули они, потому что средства влияния у них были, а подходы, методы работы оставались архаичными. Меня поразила в этой винницкой газете архаичность и фотоиллюстраций, и текстов. Почему у вас такой очевидный диссонанс между блестящей стилистикой съезда и, к примеру, конкретной формой этой газетной подачи?
— Сегодня ехал из аэропорта и читал журнал «Профиль». Один из журналистов обвиняет нас в том, что мы закрыты для СМИ. Другой журналист — в том, что мы используем админресурс. Мы ничего не используем. Мы просто обратились к двум каналам — «5-му каналу» и УТ-1 с просьбой о прямой трансляции. Нам выставили счет. Мы его оплатили. И для этого нам не надо никаких админресурсов. Все просто. Не правда ли? Заключаем договор, платим деньги, и нас показывают. Точка. Мы стремимся быть открытыми обществу. Это может сделать любая партия, в том числе и та, которая постоянно проводит свои съезды в закрытом режиме и никому ничего не показывает.
 
— Кого вы имеете в виду?
— Догадайтесь.
А что касается газеты... Нет никакого диссонанса. Это не газета «Единого Центра». И все вопросы.
 
— А у вас будет свой печатный орган?
— Будет. Тиражом 300 — 400 тыс. экземпляров. Но не такой, как ваш аналитический еженедельник. А, я бы сказал, информационный листок «Единого Центра».
 
— Вы сказали, что у вас в партии нет олигархов, а есть просто богатые люди. Вы не боитесь, что олигархи мощно набросятся своими СМИ на вас — у них в руках телевидение, газеты? У вас нет тревоги, что вас тоже растопчут?
— Когда у меня спрашивают, чего я боюсь, то я отвечаю, что боюсь бояться. Самое страшное в жизни — бояться. Человек боится потерять должность, совершает глупости и теряет ее безвозвратно. Человек боится не получить должность, совершает глупости и только позорится.
В данной ситуации нам бояться нечего. Единственное, что иногда страшит, — что мы что-то не так сделаем, неправильно выстроим процесс, не выполним то, что должны. А если мы все сделаем правильно, нам нечего бояться. Все и богатые, и небогатые. Если мы принесем в общество больше добра, все будет нормально.
 
— В «2000» опубликована в большой мере достоверная информация о том, что между Секретариатом Президента во главе с Виктором Балогой и «регионалами» в начале лета состоялись переговоры, их целью было — добиться все-таки отставки Тимошенко. Речь шла о том, чтобы премьером стал Балога, были распределены должности (даже названы некоторые министры)...
— Насколько эта информация соответствует действительности, мне трудно судить, поскольку участия в этом я не принимал. Однако выскажу собственное мнение. Как мне кажется, не имеет значения, кто в Украине сейчас будет премьером. Главное — чтобы это был не кандидат в президенты на будущих выборах. Вот это главная проблема в Украине.
Если придет человек и будет работать, без оглядки на личный рейтинг и не имея президентских амбиций, этот премьер уже будет лучше нынешнего. Ведь сегодня премьер думает не о стране, а о том, как набрать себе очков побольше, даже обманным путем, подкупом — реально делая для людей одно, но незаметно отнимая у них другое. По-другому не получится. Баланс в природе существует. Вот это основная проблема. А кто это будет — значения не имеет. Повторю, главное, чтобы это был не кандидат в президенты.
 
— Расскажите о себе, Игорь Иванович. Вас пока мало знают. Что любите, что не любите, о семье, чем увлекаетесь?..
— Женат. Двое детей. Дочь Катя, 23 года, учится в Киевской консерватории (будет дирижером). Сын Антон, 21 год, окончил «Могилянку» в прошлом году, а вчера уже поступил в магистратуру, тоже в «Могилянку» на экономический факультет. С женой Татьяной прожили вместе 25 лет. Она помогает всем нам быть такими, какие мы есть. Преимущественно она работает в Мукачево — у нее есть маленькая фирма, которая позволяет нам жить без оглядки.
 
— Вас жена содержит?
— Можно и так сказать. Но я ведь тоже нормальную зарплату получаю. Кстати, я не олигарх, но доход нашей семьи в течение нескольких последних лет составляет в районе 500 тыс. грн. Данные деклараций. Это реальные деньги, с которых платятся налоги, в отличие от других, в т. ч. высокопоставленных людей в Украине, политиков, даже некоторых, которые руководят Кабмином.
 
— Да. Конечно, вызывает шок, когда читаешь про эти дома, дачи...
— К примеру, декларации Януковича и Тимошенко — за 2006 год. Не помню точных цифр, но точно не более 170 тыс. грн. О чем мы говорим? О морали? Нет морали. Это правда. Откуда возьмется все остальное?
 
— Чем увлекаетесь? Что любите? Вино, наркотики, девушки?
— Вино люблю. Наркотики не употреблял никогда в жизни. Девушки — это красота жизни, и я очень люблю смотреть на красивых людей, в том числе и на девушек.
В детстве серьезно играл в футбол. Сейчас люблю играть в большой теннис, но времени не хватает. Играю на баяне. На свадьбах не подрабатывал, только для себя. Когда мне было лет 25, я записывал украинские песни (и не только народные). Записывал слова, ноты (была такая тетрадка), и когда у нас случались застолья, то распечатывал для каждого человека — чтобы вместе могли петь. И украинские песни, и русские. У меня жена русская, из Донецка. А сам я из Львовской области.
Я вообще очень демократичный человек. Уверен, надо дать возможность человеку быть тем, кем он хочет. Дать возможность разговаривать на том языке, на котором он хочет. Надо дать возможность человеку комфортно себя чувствовать. Страна должна обеспечить комфортную жизнь каждому гражданину.
 
— Если вы такой демократ, то как вы оцените, к примеру, что издающиеся на русском языке газеты закон обязывает печатать рекламу на украинском языке, тем самым отсекая тех рекламодателей, которые хотели бы обратиться к русскоязычной аудитории?
— Тут есть определенная проблема, которая вынуждает людей делать то, чего они не хотят. Относительно языка мы в «Едином Центре» говорим: надо создать людям комфортные условия. Мы за развитие украинского государственного языка, за развитие и свободное функционирование языков других национальностей. Мы сделаем все, чтобы Хартия региональных языков и языков меньшинств работала в Украине. И люди, которые компактно проживают, имели бы возможность органично чувствовать себя.
А реклама, на мой взгляд, — это, по-моему, уже издержки решения языкового вопроса.
 
— И в завершение позвольте полюбопытствовать: вижу, у вас на столе книга известного политика Федора Моргуна. Почему именно она?
— Когда образовалась партия, Федор Трофимович сам пришел и вступил в «Единый Центр». Для меня его биография — это история Украины. Голодомор, война. Он освобождал Украину — от Донецка до Карпат. Три ранения. Окончил институт, стал агрономом. После этого знаменитые его полтавские нововведения. Дальше вот эта книга, из-за которой его исключили из КПСС, потому что он сказал правду.
 
— Когда вышла книга?
— Еще в начале 90-х. И он ее дописывал постоянно. В этой книге очень много интересных вещей, высказанных человеком с опытом, думающим о своем государстве, о родной земле. Там есть интересные слова, которые характеризуют людей, которые могут и должны руководить страной. Это не самые богатые, не самые известные, не самые высокопоставленные. Но искренние патриоты, умелые организаторы, добрые к людям и нетерпимые к негодяям, люди, которые являются настоящими патриотами своего государства.
 
Справка. Федор Трофимович Моргун умер в больнице после автокатастрофы за несколько дней до съезда «Единого Центра».
 
 

 

Сергей КИЧИГИН Еженедельник 2000

Останні публікаціївсі

Газета "Єдиний Центр"всі